Присоединяясь к технологическим границам (Tej Kohli)

1

Финансовые аналитики признают огромный потенциал роста искусственного интеллекта и биотехнологий. Однако, вероятное экономическое влияние этих секторов недооценивается, потому что немногие считались с последствиями того, что произойдет, когда они будут объединены.

Что еще нужно изучить экономистам (Mark Cliffe)

1

Более чем через десять лет после мирового финансового кризиса макроэкономисты не смогли усвоить три важных урока. Их модели все еще борются, чтобы справиться с подрывными изменениями, а также с тем фактом, что важны как балансы, так и неравенство, и в основном терпят неудачу.

32x32

ScienceHunter Ред. 27.08.2019

Действительно ли капитализм заинтересованных сторон вернулся? (Джозеф Стиглиц)

1

Нам придется подождать и посмотреть, является ли недавнее заявление US Business Roundtable об отказе от корпоративного управления, основанного на главенстве акционеров, просто рекламным ходом. Если самые влиятельные руководители Америки действительно имеют в виду то, что они говорят, они поддержат масштабные законодательные реформы.

Анатомия грядущей рецессии

1

В отличие от мирового финансового кризиса 2008 года, который был в основном крупным отрицательным шоком совокупного спроса, следующая рецессия, вероятно, будет вызвана постоянным отрицательным шоком предложения в результате китайско-американской торгово-технической войны. Попытка устранить ущерб посредством бесконечного денежного и налогового стимулирования не является хорошим вариантом.

Что насчет Рочестера?

1

Можно многое прославлять в становлении современных мегаполисов, особенно в развивающихся странах. Но если эта тенденция сохранится в странах с развитой экономикой, что отнюдь не определенно, потребуется больше государственных и частных инноваций для достижения лучшего регионального баланса роста.

32x32

ScienceHunter Ред. 11.06.2019

Почему безусловный основной доход — плохая идея

1

Всегда следует опасаться простых решений сложных проблем, и безусловный основной доход не является исключением. Тот факт, что этот ответ на автоматизацию и глобализацию был встречен с таким энтузиазмом, указывает на крах не в экономической системе, а в демократической политике и гражданской жизни.

Почему Украина – бедная страна

1

Эрнест Хемингуэй считал, что разница между богатыми и бедными странами состоит в том, что у богатых больше денег. Почему у богатых стран больше денег? Потому, что они производят больше товаров и услуг, чем бедные страны. Но главное  потому, что они производят более качественные товары, с более высокой маржей прибыли, и оказывают более качественные услуги, чем бедные страны.