Чья история выиграет. Часть пятая

Военные Перспективы Глобального Достояния

Военная идея глобального достояния в значительной степени, но не изначально, является американской. Она была сосредоточена на море - как на раннем этапе, когда голландский юрист Хуго Гроций написал книгу «Свобода морей или право голландцев на участие в восточно-индийской торговле в 1608 году» (Grotius, 1916), так и позже, когда Американский военно-морской стратег Альфред Тайер Махан написал в своей знаменательной книге «Влияние морской силы на историю, 1660–1783» (1890) о море как «великом шоссе; или, лучше сказать, обширном достоянии, по которому люди могут проходить во всех направлениях» (Mahan, 1999, с. 78).

Чья история выиграет. Часть четвертая

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Пессимистическая Оценка Сегодняшней Суматохи для Ноосферы и Ноополитики

В нашей более ранней работе предупреждалось, что, хотя некоторые государственные и негосударственные субъекты могут счесть ноополитику привлекательной, они могут меньше заботиться о возникновении и строительстве ноосферы. В руках демократического лидера ноополитика тогда может быть не более чем идеалистической риторикой с небольшой структурной основой или без нее, тогда как в руках диктатора или демагога ноополитика может быть использована для целей манипулятивной пропаганды и управления восприятием. Более узкие версии ноополитики также могут быть созданы для личной выгоды; в коммерческих мирах брендинга, рекламы и связей с общественностью это уже происходит, когда компании придумывают медийные блицы и подбрасывают отзывы, чтобы сформировать общественное мнение. Мы уже давно предупреждали, что это были риски, с которыми, возможно, придется столкнуться, и то же самое сделал Колин Грей в единственном другом предупреждении, которое мы обнаружили: «Основа большого уважения американцев к мягкой силе - помимо ее низкой стоимости по сравнению с военной силой - лежит в культурном высокомерии. Нам, кажется, редко приходит в голову, что мы сами можем быть более уязвимыми для цивилизационной кооптации, чем другие» (Gray, 2011, с. 53).

Чья история выиграет. Часть третья

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

От Переосмысления Ноосферы к Переосмыслению Ноополитики

Как было подтверждено в предыдущей главе, концепция ноосферы продолжает распространяться среди множества областей исследования и активизма. В результате два вопроса, которые Самсон и Питт задали два десятилетия назад в «Читателе биосферы и ноосферы» (1999), сегодня становятся еще более актуальными, поскольку диалог и стратегия в области государственной политики все больше заслуживают переосмысления в свете роста ноосферы: «Еще раз перед нами стоят два вопроса: в каком направлении общественное мнение хочет, чтобы ноосфера двигалась, и в каком направлении способна развиваться ноосфера? С практической точки зрения и в современном мире это означает вопрос о том, как можно применить ноосферу для решения проблем в таких областях, как окружающая среда, здоровье, бедность, насилие и неравенство (Samson and Pitt, 1999, с. 181).

С помощью нескольких замен слов эти два вопроса относятся также к будущим перспективам концепции ноополитики — нашему предложению о подходе к информационной стратегии, основанном на подъеме ноосферы: в каких направлениях стратеги безопасности будут стремиться к ноополитике? И в каком направлении способен идти ноополитик? Мы обратимся к таким вопросам в этой главе и последующих главах.

32x32

ScienceHunter Ред. 08.09.2020

Чья история выиграет. Часть вторая

ГЛАВА ВТОРАЯ

Происхождение и Атрибуты Понятия Ноосферы

Рост ноосферы объясняет, почему мы выбрали концепцию ноополитики, поскольку ноосфера предлагает самый широкий способ мышления об информационных сферах. Этот термин был придуман французским теологом-палеонтологом Пьером Тейяром де Шарденом, французским математиком Эдуардом Леруа и русским геохимиком Владимиром Вернадским, когда они встретились в Париже в 1922 году.

Наши более ранние работы приписывают возникновение концепции ноосферы только Тейяру. В этом обновлении мы добавим новые выводы о вкладе Вернадского и Леруа.

32x32

ScienceHunter Ред. 08.09.2020

Чья история выиграет. Часть первая

Предисловие

В этой перспективе авторы призывают стратегов рассмотреть новую концепцию адаптации великой стратегии США к информационному веку - ноополитику, которая благоприятствует использованию «мягкой силы» - преемницы реальной политики, с ее акцентом на «жесткую силу». Авторы освещают то, как противники США уже применяют темные формы ноополитики (например, вооруженные нарративы, стратегический обман, эпистемические атаки); предлагают способы противостоять этому; и обсуждают, как будущее ноополитики может зависеть от того, что произойдет с глобальным достоянием, т. е. с теми частями Земли, которые выходят за пределы национальной юрисдикции и к которым все страны должны иметь доступ.

32x32

ScienceHunter Ред. 06.11.2019

Разыскивается глобальный зеленый новый курс (Джозеф Стиглиц)

1

Чтобы жить в рамках наших планетарных средств, нам придется изменить многие аспекты нашей жизни - то, как мы организуем нашу экономику, наши города и наши транспортные, энергетические, жилищные и продовольственные системы. Хорошей новостью является то, что большая часть мира теперь признает это. Плохая новость состоит в том, что крупнейший загрязнитель этого не признает.

32x32

shegenn 16.09.2019

Стратегия Вернадского (Линдон Ларуш)

1

В настоящее время существуют только три национальные культуры, которые способны концептуализировать инициативу глобальных решений, таких глобальных проблем сегодняшнего дня, как ускоряющийся распад нынешней мировой финансовой системы. Это США, Россия и Британская монархия. В условиях олимпийской трагедии под названием "администрация Буша" лишь партнерство ряда стран Евразии, включающее Россию и страны континентальной Западной Европы, может в настоящее время положить начало именно такой инициативе, которая экстренно необходима сегодня